Александр Дейнека «Оборона Севастополя»

Александр Дейнека «Оборона Севастополя»

Эрнст Неизвестный сказал как-то, что искусство — это когда у тебя мурашки по телу. Так вот у меня мурашки по телу бегут каждый раз, когда я смотрю на картину Дейнеки «Оборона Севастополя». Ведь это никакой не Севастополь. Это Армагеддон. И светлые ангелы в белом сошли с небес, чтобы закрыть тяжёлые врата Ада, которые внезапно распахнулись и сквозь которые уже прорвались наружу полчища чёрных воинов в грязно-зелёной землистой униформе. Эти ангелы в матросских белых рубахах почти не касаются земли. Они подобны вихрю. Вглядитесь в три главные фигуры на полотне. Крайний правый — он смертельно ранен. Его ведёт в бок, словно сильный порыв ветра уносит его из этого мира. Центральный со связкой гранат в руках размахнулся, чтобы сразить немца, один из которых уже лежит с разбитым черепом на камне мостовой. Эта фигура неестественно закручена, закручена до предела. Его левая нога едва касается земли. Кажется он готов воспарить вместе со своим смертельно раненым товарищем, но время пока не пришло: надо уложить ещё одну мразь, вырвавшуюся из мира тьмы. Кстати, для центральной фигуры позировала женщина. В левом углу картины вы видите стремительный полёт белых ангелов. Они рвутся туда, где их ждёт неминуемая смерть и дверь в Ад, которую надо срочно закрыть своими светлыми телами. В этом полотне чувствуется необычайное напряжение. Оно усиливается третьей фигурой полуголого матроса с гранатой, поднимающегося как на Голгофу туда, где идёт смертельная схватка Света и Тьмы. Художник словно хочет сказать: вот и твоя очередь настала — вступай в бой, делай свой первый шаг на Голгофу.  Свет здесь очень принципиален. Через него передаётся главный конфликт. И Свет этот исключительно внутреннего происхождения, потому что небо погасло, его заволокло дымом и отблесками пожарищ. И вот, как прорвало: Воины Света прямо у вас на глазах рвутся в бой и их уже не остановить! Стволы винтовок напоминают копья из знаменитой картины эпохи Возрождения — это Паоло Уччелло «Битва при Сан Романо».

Эти копья-стволы передают особый страшный ритм, ритм смертельной рукопашной схватки. Знаете, как у великого поэта: «Есть упоение в бою, И бездны мрачной на краю…» Вот это упоение на самом краю бездны и передаёт Дейнека. Фигуры матросов телесны, осязаемы и призрачны одновременно. Они словно сошли с небес. Им во что бы то ни стало надо закрыть разверзшиеся врата Ада, из которых повалила всякая нечисть и уже небо стало тёмно-красным и чёрным от копоти. На этом зловещем небе видны только грозные силуэты чёрных стальных птиц из Апокалипсиса. Небо потемнело и от этого фигуры матросов в белом выглядят ещё убедительнее.

 

View Comments (0) ...

There are no comments.

Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>